Мэрия в Челябинске выселяет из дома мать-одиночку с детьми

Елена Дик купила маленькую квартирку в Чурилово в доме на четырех хозяев в сентябре 2016 года. Покупку оплатила материнским капиталом. Дом, состоящий из двух комнат площадью 25 квадратных метров, тогда обошелся ей в 460 тысяч рублей.

— Когда я покупала дом, воды в нем не было, только колонка на улице. Туалет был уличный и только у соседей на участке, за забором, — рассказывает челябинка. — Я понимала, что мне придется вкладывать, строиться, но это не пугало, я давно хотела жить на земле, со временем всё можно было бы сделать. Но самое главное — рядом была новая школа № 116, в которую потом в первый класс пошел старший сын. Тут тропинка, нет никакой дороги, ребенок сам спокойно ходит.

Прежде чем перевезти в дом детей, Елена решила провести воду, вывести канализацию и сделать небольшой пристрой, в котором разместились ванная с туалетом и кухня. Для этого пришлось влезть в долги и потратить на стройку еще около 300 тысяч рублей. В итоге в доме появились горячая и холодная вода, канализация, стиральная машина, ванна.

— Я посмотрела по практике, обычно сначала люди строят, а потом оформляют документы. Я этот пристрой сделала, чтобы были условия для детей. В феврале 2018 года мы переехали, а в конце года пришло письмо из администрации, из которого мы узнали, что дом расселяют, — говорит женщина. — Естественно, узаконить пристрой после этого мне уже не дали.

Изначально семью успокоили, что взамен старого дома им предоставят маленькую, но благоустроенную квартиру площадью 25 квадратных метров в новостройке в Чурилово, и Елену этот вариант устроил — по крайней мере, будет свое отдельное жилье. Но время шло, переселение затянулось, а в 2020 году челябинке сообщили, что из-за изменения в законодательстве рассчитывать на квартиру она не может, только на компенсацию, которая составит 520 тысяч рублей.

В мэрии сослались на пункт 8.2. статьи 32 Жилищного кодекса РФ. В нем говорится, что граждане, которые приобрели в собственность жилое помещение в многоквартирном доме после признания его аварийным и подлежащим сносу, имеют право только на компенсацию за изымаемое помещение.

— Получается, я купила дом уже аварийным, но в документах-то этого нигде не было. Я не могу доказать, что не была ознакомлена с тем, что дом признан аварийным. Бывший собственник об этом не предупреждал, но, если бы он знал об этом, он бы и не стал продавать этот дом, ему выгоднее было дождаться новую квартиру, — рассуждает Елена. — Я писала в прокуратуру, чтобы они проверили банк, но в банке говорят: «Мы вам деньги выдали, кредит погашен — какие проблемы?» В пенсионном [фонде] тоже отвечают: «Вы подали заявление — мы деньги перечислили». Самое обидное, что теперь меня выставляют так, будто я специально купила аварийный дом. Но зачем бы я тогда всё здесь строила? Это ведь не один день, и это вложения, которые совершенно не учитываются при оценке дома.

С позицией мэрии Елена, естественно, не согласилась.

— Что я сейчас на 520 тысяч куплю? Даже студию не куплю, только комнату в коммуналке с какими-нибудь алкашами. Я согласна, если бы выплатили хотя бы 700 тысяч, на них я могла бы купить отдельное жилье, в Чурилово это возможно. Обидно, ведь я одна воспитываю детей, очень много работаю, в свободное время занимаюсь волонтерством — бесплатно делаю педикюр пенсионерам в доме пожилого человека. Хочется продвижения, а получается всё в ноль: я кредит взяла, построилась, а меня сейчас за 500 тысяч выселяют. Я еще тот кредит выплачиваю, а меня сейчас ставят в такие условия, что я либо новый кредит должна брать, либо идти с детьми на улицу.

Елена отказалась подписывать соглашение с администрацией на их условиях, но ей пригрозили, что заберут жилье через суд.

— В итоге летом, когда получила президентские деньги на детей, я просто взяла их все и заплатила адвокату, чтобы отстоять свое право на жилье, — говорит челябинка.

Сейчас спор Елены с властями рассматривает суд Советского района, в котором юристы администрации настаивают на компенсации, ссылаясь всё на тот же пункт 8.2. статьи 32 Жилищного кодекса (исковое заявление имеется в распоряжении редакции. — Прим. ред.). Но дело в том, что этот пункт появился в законе лишь в декабре 2019 года, а Елена купила дом в 2016-м и документы о расселении тоже получила до появления этой нормы в законе.

Мы спросили у адвоката Александра Щербинина, может ли в такой ситуации применяться норма закона, на которую ссылаются в мэрии.

— Пункт 8.2 появился в редакции закона 27 декабря 2019 года. Есть общее правило для гражданских норм, и оно гласит, что закон не имеет обратной силы, то есть он не распространяется на те правоотношения, которые возникли до него, и применяются только к тем правоотношениям, которые возникают с момента его принятия, — объясняет юрист. — В законе «О внесении изменений в Жилищный кодекс», которым были внесены данные поправки, говорится о том, что он вступает в силу со дня его официального опубликования, поэтому он должен регулировать только те отношения, которые возникли после декабря 2019 года. Я считаю, требования к семье выдвигаются неправомерно.

На этом же настаивает юрист, представляющий сейчас интересы семьи. Мы отправили запрос в администрацию Челябинска с просьбой объяснить, почему Елена и ее дети не могут получить жилье, но к моменту выхода этого материала ответа в редакцию не поступило. Мы его опубликуем, как только получим.

Источник: https://74.ru/text/realty/69540882/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&nw=1605292084000

Похожие новости

Социальные сети